Свято-Екатериниский Кафедральный Собор
 

События



 

Помощь Собору



Карта сайта

События

18.12.2019 Праздник поэзии "Литературное кафе", где поэтами Серебряного века предстали юноши и девушки Екатерининского Молодёжного центра Собора

                  Литературное кафе, где поэтами Серебряного века предстали юноши и девушки Екатерининского Молодёжного центра Собора 

    В мир возвышенной поэзии Серебряного века, в литературное кафе ,  в воскресенье, 15 декабря, пригласили наших прихожан -  детей и взрослых - юноши и девушки Екатерининского молодёжного центра Свято-Екатерининского кафедрального Собора г. Краснодара.

    Открыла  поэтический  праздник  Ксения Ругалева: «Серебряный век русской поэзии – целая эпоха в нашей национальной культуре. Начало XX века – это творческий взлёт, духовное возрождение России, переживавшей время войн и революций. Брюсов, Мережковский, Гиппиус, Северянин, Гумилёв, Ахматова, Блок, Есенин, Цветаева, Хлебников, Маяковский». 

  Вторая ведущая Аня Федосеенко пригласила всех окунуться в атмосферу творческой элиты начала ХХ века. Давайте и мы с вами в своём воображении побываем там.  Кажется, там уже ждут гостей: «Мы дружно пойдём в гости не просто к поэту, к поэтам. Это место называют по-разному: кафе, театром. Главное –это место сбора и общения артистов, поэтов, режиссёров, художников, место для «посвящённых», где можно было обсуждать творческие планы, читать свои стихи, слушать музыку, просто общаться».

  Итак, на сцене - столы, горят свечи. У сцены пара танцует румбу.
   В роли Зинаиды Гиппиус входит Вероника Галбина: «Добрый вечер, господа! Я рада видеть всех вас у себя».  Обращается к  Мандельштаму: «Здравствуйте, Осип! А давайте, друзья, послушаем Осипа Мандельштама»!
  В роли Мандельштама Алексей Чалапов  проникновенно читает стихотворение:
«Смутно дышашими листьями

 Чёрный ветер шелестит.
И трепещущая ласточка
В чёрном небе круг чертит.
Тихо спорят в сердце ласковом,
Умирающем моём,
Наступающие сумерки
С догорающим лучом.
И над лесом, вечереющим,
Стала медная луна.
Отчего так мало музыки
И такая тишина»?


Гиппиус: «О, кто к нам пожаловал - сам Александр Блок»!
Блок (Олег Стадеев): «Здравствуйте, дамы и господа»! Он входит и садится за столик. К нему подходит официант, у которого на подносе – бокал и блокнот с карандашом. Блок начинает писать, затем  читает стихотворение «Незнакомка»:

«По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.
Вдали над пылью переулочной,
Над скукой загородных дач,
Чуть золотится крендель булочной,
И раздается детский плач.
И каждый вечер, за шлагбаумами,
Заламывая котелки,
Среди канав гуляют с дамами
Испытанные остряки.
Над озером скрипят уключины
И раздается женский визг,
А в небе, ко всему приученный
Бессмысленно кривится диск.
И каждый вечер друг единственный
В моем стакане отражен
И влагой терпкой и таинственной
Как я, смирен и оглушен.
А рядом у соседних столиков
Лакеи сонные торчат,
И пьяницы с глазами кроликов
«In vino veritas!»* кричат.
И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.
И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна,
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.
И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.
И странной близостью закованный,
Смотрю за темную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.
Глухие тайны мне поручены,
Мне чье-то солнце вручено,
И все души моей излучины
Пронзило терпкое вино.
И перья страуса склоненные
В моем качаются мозгу,
И очи синие бездонные
Цветут на дальнем берегу.
В моей душе лежит сокровище,
И ключ поручен только мне!
Ты право, пьяное чудовище!
Я знаю: истина в вине».

    Пока Блок читает стихотворение, за соседний столик садится Дама. Как только стихотворение дочитано, Блок приглашает Незнакомку на танец. Танцуют танго.
   После их танца выходит с бокалом в руке И.Северянин (Алексей Коротков):
«Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Удивительно вкусно, искристо, остро!
Весь я в чём-то норвежском!
Весь я в чём-то испанском!
Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!
Стрёкот аэропланов! Беги автомобилей!
Вертопросвист экспрессов! Крыролёт буеров!
Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили!
Ананасы в шампанском – это пульс вечеров!
В группе девушек нервных,
В остром обществе дамском
Я трагедию жизни претворю в грезофарс.
Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Из Москвы в Нагасаки! Из Нью-Йорка на Марс»!


    Шумно разговаривая на ходу, входят В.Маяковский, Б.Пастернак.

Маяковский (Влад Егибкин): «Нет, нет! Нам нужно новое искусство! Долой с теплохода современности Пушкиных, Лермонтовых и прочее, прочее»!
Пастернак (Максим Махов):
«Нет, нет, господа, так нельзя: за оригинальной формой должно, слышите, должно скрываться глубокое содержание. Читает «Во всём мне хочется дойти до самой сути…»

«Во всем мне хочется дойти
До самой сути.
В работе, в поисках пути,
В сердечной смуте.
До сущности протекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней,
До сердцевины.
Всё время схватывая нить
Судеб, событий,
Жить, думать, чувствовать, любить,
Свершать открытья.
О, если бы я только мог
Хотя отчасти,
Я написал бы восемь строк
О свойствах страсти.
О беззаконьях, о грехах,
Бегах, погонях,
Нечаянностях впопыхах,
Локтях, ладонях.
Я вывел бы ее закон,
Ее начало,
И повторял ее имен
Инициалы.
Я б разбивал стихи, как сад.
Всей дрожью жилок
Цвели бы липы в них подряд,
Гуськом, в затылок.
В стихи б я внес дыханье роз,
Дыханье мяты,
Луга, осоку, сенокос,
Грозы раскаты.
Так некогда Шопен вложил
Живое чудо
Фольварков, парков, рощ, могил
В свои этюды.
Достигнутого торжества
Игра и мука —
Натянутая тетива
Тугого лука».
   Маяковский: «Согласен: никто и не отрицает единства формы и содержания, это ясно всем. Вот послушайте»! Читает стихотворение «Послушайте» :
     Со словами: «Браво! Браво!» - входят Н.Гумилёв и А.Ахматова.
  В.Маяковский: «А, вот и любитель экзотики»!

 Н.Гумилёв (Дмитрий Карпоченко): «Рад видеть вас, господа! Позвольте представить вам мою жену Анну Ахматову»!
Маяковский: «Может, порадуете нас чем-нибудь этаким»?!
Н.Гумилёв: «ЭТАКОГО не пишу! Но к экзотике, действительно, неравнодушен»! (Читает стихотворение «Жираф»):
«Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд.
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай, далёко, далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.
Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озёр.
Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полёт.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.
Я знаю весёлые сказки таинственных стран
Про чёрную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжёлый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.
И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав…
Ты плачешь? Послушай…далёко на озере Чад
Изысканный бродит жираф».
    Маяковский: «Недурственно, недурственно… Но, позвольте, я слышал ваша жена тоже пишет стихи»?!
Гумилёв: «Ну, разумеется, жёны писателей всегда пишут, жёны художников возятся с красками, жёны музыкантов играют».
Блок: «А я слышал, что она не лишена таланта и подаёт большие надежды. Анна Андреевна, а может быть , Вы прочтёте нам сегодня что-нибудь»?
Ахматова (Светлана Бобошко): (просто) « Я прочту».
Гумилёв хмыкает и недовольно отворачивается.
Ахматова (гордо): «Я прочту»! Читает стихотворение «Песня последней встречи»:
«Так беспомощно грудь холодела,
Но шаги мои были легки.
Я на правую руку надела
Перчатку с левой руки.
Показалось, что много ступеней,
А я знала - их только три!
Между кленов шепот осенний
Попросил: "Со мною умри!
Я обманут моей унылой
Переменчивой, злой судьбой".
Я ответила: "Милый, милый -
И я тоже. Умру с тобой!"
Это песня последней встречи.
Я взглянула на темный дом.
Только в спальне горели свечи
Равнодушно-желтым огнем».
     Появляется Марина Цветаева (Людмила Юханаева): « Так глубоко и просто может сказать только женщина»!
Блок: «Мариночка, дорогая, я так рад видеть тебя»!
   Цветаева подходит к Блоку, пристально смотрит в глаза, берёт под руку, ведёт к столику и читает стихотворение «Имя твоё…»:
«Имя твое — птица в руке,
Имя твое — льдинка на языке.
Одно-единственное движенье губ.
Имя твое — пять букв.
Мячик, пойманный на лету,
Серебряный бубенец во рту.
Камень, кинутый в тихий пруд,
Всхлипнет так, как тебя зовут.
В легком щелканье ночных копыт
Громкое имя твое гремит.
И назовет его нам в висок
Звонко щелкающий курок.
Имя твое — ах, нельзя! —
Имя твое — поцелуй в глаза,
В нежную стужу недвижных век.
Имя твое — поцелуй в снег.
Ключевой, ледяной, голубой глоток.
С именем твоим — сон глубок».
   Маяковский: «И снова все лавры - таинственному, загадочному, неземному Блоку»!
Цветаева: «Нет, нет, я вас всех люблю и, если вы не против, даже спою вам»! Берёт гитару и поёт: «Мне нравится, что вы больны не мной…»
   Аплодируя, появляется яркая и экстравагантная З.Гиппиус.
Все: «Мы ждём твои стихи, Зинаида»!
  Гиппиус садится за столик со словами:

 «Не ведаю, восстать иль покориться,
   Нет смелости ни умереть, ни жить...
   Мне близок Бог - но не могу молиться,
   Хочу любви - и не могу любить».


     Маяковский: «Сильно! Почитайте что-нибудь ещё»!  Гиппиус читает «Любовь одна»:
«Единый раз вскипает пеной
И рассыпается волна.
Не может сердце жить изменой,
Измены нет: любовь - одна.
Мы негодуем иль играем,
Иль лжем - но в сердце тишина.
Мы никогда не изменяем».
Анна Ахматова: «Я знаю многих и сегодня хочу представить вам скромного, но очень талантливого крестьянского поэта Сергея Есенина, попросим почитать его свои стихи».

Есенин (Григорий Сарафанов):

«Гой ты, Русь моя родная,
Хаты – в ризах образа.
Не видать конца и края –
Только синь сосёт глаза.
Потонула деревня в ухабинах,
Заслонили избёнки леса
Только видно на кочках и впадинах
Как синеют кругом небеса.
Никнут шёлковые травы,
Пахнет смолистой сосной.
Ой, вы, луга и дубравы, -
Я одурманен весной.
Я люблю над покосной стоянкой
Слушать вечером гуд комаров.
А как грянут ребята тальянкой,
Выйдут девки плясать у костров».
      Поклонница творчества С.Есенина (Света Бобошко)
берёт в руки гитару:  « А теперь позвольте и мне…»
(Читает под гитару «Заметался пожар голубой…»)
«Заметался пожар голубой,
Позабылись родимые дали.
В первый раз я запел про любовь,
В первый раз отрекаюсь скандалить.
Был я весь — как запущенный сад,
Был на женщин и зелие падкий.
Разонравилось пить и плясать
И терять свою жизнь без оглядки.
Мне бы только смотреть на тебя,
Видеть глаз злато-карий омут,
И чтоб, прошлое не любя,
Ты уйти не смогла к другому.
Поступь нежная, легкий стан,
Если б знала ты сердцем упорным,
Как умеет любить хулиган,
Как умеет он быть покорным.
Я б навеки забыл кабаки
И стихи бы писать забросил.
Только б тонко касаться руки
И волос твоих цветом в осень.
Я б навеки пошел за тобой
Хоть в свои, хоть в чужие дали…
В первый раз я запел про любовь,
В первый раз отрекаюсь скандалить».
   Звучит песня «Отговорила роща золотая» (в исполнении Дарьи Коломыцевой).
Гумилев: «Как гармоничны стихи и музыка»! Послушайте, Борис, а вы слышали свою «Свечу»? Здесь её часто исполняют».
  Пастернак: «О, да я и сам иногда читаю стихи под аккомпанемент».
   Хором: «Просим! Просим!»
  Звучит «Свеча горела на столе…»  в исполнении Дарьи Коломыцевой:
«Мело, мело по всей земле
Во всe пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.
Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.
Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы,
Свеча горела на столе,
Свеча горела.
На озаренный потолок
Ложились тени:
Скрещенья рук, скрещенья ног
Судьбы скрещенья.
И падали два башмачка
Со стуком на пол.
И воск слезами с ночника
На платье капал.
И все терялось в снежной мгле,
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.
Мело весь мeсяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела».
 В завершение литературного праздника вышли обе ведущие:
«Свеча – символ дома, уюта, тепла, счастья. Пусть она всегда горит в вашем сердце, согревая вашу душу, в которой найдётся место для хороших стихов, написанных в начале ХХ века, Серебряного века нашей поэзии.
    Мы слушали сегодня стихи поэтов, для которых

«Быть поэтом - это значит то же,
Если правды жизни не нарушить,
Рубцевать себя по нежной коже,
Кровью чувств ласкать чужие души».
    Вот такой тёплый и искренний получился  этот мини-спектакль, где обычные ребята сами на час стали классиками русской поэзии и с этого праздника унесли в своих сердцах красоту и чистоту поэтических образов услышанных и прочитанных ими стихов. А это дорогого стоит, потому что через приобщение к своим культурным истокам, молодое поколение в полной мере начинает чувствовать свою причастность к великому национальному достоянию – русской  классической литературе.
     Реалии нашего времени таковы, что во всем мире остро стоит проблема: в обществе потребителей катастрофически теряется интерес к чтению. В лучшем случае, отдельные индивидуумы ограничиваются «бульварным чтивом». Псевдокультура, уровень которой – «ниже плинтуса», нам сегодня навязывается шоумэнами от власти, для которых классика – это архаизм. Идёт процесс «расчеловечивания» общества посредством обесценивания слова как Божественного дара. Федерико Гарсиа Лорка так рассуждал о поэзии: «Поэтическое воображение странствует и перевоплощает вещи, придает им самый их чистый смысл и определяет взаимосвязи, дотоле неведомые, но всегда, всегда, всегда орудует фактами самой что ни на есть ясной и четкой реальности. Оно внутри человеческой логики и контролируется разумом, от которого не может отделиться».  А вот, что говорят о поэтическом творчестве сами поэты Серебряного века:

«Когда б вы знали, из какого сора
  Растут стихи, не ведая стыда…»
                            Анна Андреевна Ахматова

«Поэтический талант дает многое, когда он сочетается с хорошим вкусом и направляется сильной мыслью. Чтобы художественное творчество одерживало большие победы, необходимы для него широкие умственные горизонты. Только культура ума делает возможной культуру духа»   Валерий Яковлевич Брюсов



 


Комментарии


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.
2020 © Свято-Екатерининский Кафедральный Собор. Все права защищены.
Наш адрес: г. Краснодар, ул. Коммунаров, 52. Написать письмо | Engish version