Свято-Екатериниский Кафедральный Собор
 

События



 

Помощь Собору



Карта сайта

События

05.07.2011 Кавказская экспедиция-2009: Серпухов и Краснодар

Верую...
во едину святую, соборную и апостольскую Церковь.
Символ веры, 10.

Благотворения же и общения не забывайте,
таковыми бо жертвами благоугождается Бог.
Евр.13, 26.

Соборность, общность, полнота общения людей с Богом и между собой — есть одно из неотъемлемых свойств церковности как единения членов Тела Христова. И потому в земной, привременной жизни так важна общительность среди людей, собираемых в церковное единство. Рассеянные человеческие «единицы» связуются душевными и духовными скрепами и в соборной молитве, и в совместном делании: в преодолении трудов и тягот, во взаимопомощи и взаимовыручке — во всём, что требует от каждого из нас хоть малой жертвенности, самоотвержения ради тех, кто становятся для нас поистине ближними.
Только в общине, в общности человеку даётся возможность обрести себя и тем самым - нравственную устойчивость, навык самостояния в нынешнем усложнённом, противоречивом и почти обезумевшем мире. Община - и в первую очередь церковная - рождает в себе внятный, определенный набор эталонов и ориентиров, организующий человеческую личность.
Это понимает и из этого исходит в своей пастырской деятельности один из наших давних знакомых, живущий и служащий далеко от Кубанской земли, но соединённый с ней тесными узами — иерей Сергий Свирепов, настоятель Свято-Троицкого храма старинного русского города Серпухова.
Рассказывает Рафаил Да Консейсао:

«В июле 2009 года мне сказали, что к нам приезжает отец Сергий Свирепов со своими ребятами - молодежью прихода. Узнав, что они планируют поход через Кавказский биосферный заповедник и о. Сергий приглашает меня в нем участвовать, я сразу согласился. Признаться честно, давно мечтал побывать в тех местах, но не получалось.
Маршрут этого увлекательного путешествия начинался от Свято-Михайловского мужского монастыря в поселке Победа и проходил через турбазу Лагонаки, мимо горы Оштен к туристскому приюту у горы Фишт с восхождением на её вершину (2867 м) и далее, через Бабукаул и Солохаул (с посещением монастыря Крестовая пустынь) на Дагомыс.
Я присоединился к группе уже в Михайловой пустыни. Пока автобус Краснодар-Победа вез меня навстречу приключениям, я думал о том, что ещё совсем недавно ехать никуда не собирался. И вдруг в один момент оставил все свои дела, собрал поспешно вещи и отправился сам толком не зная куда. Родителям сказал: «Ждите меня через неделю не раньше». Отца Сергия  я не видел уже два года, с тех пор как мы с православной молодежью Краснодара проводили с ним и его ребятами экскурсию по нашему городу, рассказывая о его истории, памятниках и храмах.
Я не знал, какое турснаряжение может понадобиться в этом походе, но о. Сергий сказал: «Можешь ничего не брать, все у нас есть». Взял только самое основное. Приехал вечером. Батюшка встретил меня сразу почти у автобуса, и мы, разговаривая, пошли в их лагерь на склоне горы Физиабго, вершину которой прежде украшал храм Преображения Господня. А среди красот сотворённой Богом природы Кавказа совершалось преображение наших душ...
На полпути к лагерю мы с о. Сергием увидели молодых людей и он подал им сигнал звучным и громким возгласом «Хок!», как делают погонщики лошадей. Они хором ответили ему тем же задорным «Хок!!!». Выглядело всё это весьма забавно!
По прибытии батюшка познакомил меня с участниками группы (кроме тех, кого мы уже встретили по дороге). Это дети и молодежь прихода с их родителями - большая и дружная компания друзей и воспитанников о. Сергия, а также его семья: матушка с двумя девочками. Все они уже несколько лет приезжают к нам на Кавказ, в горы. Около монастыря группа стояла уже несколько дней и эта ночевка была последней перед выходом на маршрут.
Свежим утром, после завтрака, лагерь был собран и все мы - 15 человек - отправились в монастырь, настоятель которого игумен Герасим выделил нам транспорт для доставки к турбазе Лагонаки. О. Герасим сказал нам напутственное доброе слово, пожелав в трудном пути помощи Божьей. Отец Сергий поблагодарил отца игумена и мы отправились в путь…
Двумя машинами мы быстро добрались до Лагонак. Там, несмотря на солнечную и ясную погоду, было куда холоднее. Вот они, высокие горы! Еще с дороги мы наблюдали захватывающую панораму. Меня в тот момент больше всего поразил вид горы Большой Тхач, напоминавшей устремленную в небо пику.
Вот лагерь разбит для ночевки на плато. Мы быстро осмотрелись. Женя, парень лет 25, позвал меня и других ребят поупражняться с обвязками. Пока мы лазали по невысоким скалам, о. Сергий договорился о том, чтобы покатали детей на лошадях.
Около 7 утра мы встали, приготовили завтрак. Выйти на маршрут, по строгим нормам горного туризма, требовалось без задержки - не позже чем через час. Двинувшись в сторону горы Фишт, мы шли вначале по хребту Каменное Море, останавливаясь у снежников и там играя (среди лета!) в снежки. Далее путь вёл через высокогорные (более 1800 м.) перевалы, Гузерипльский и Армянский. Было интересно видеть на маршруте каменные «туры» - пирамиды, отмечающие тропу и вершинные точки. На пути о. Сергий рассказывал о боях, которые были на Кавказе в Великую Отечественную войну. После них осталась поговорка, что «эдельвейс на Кавказе не растёт, но он здесь лежит» - речь идёт о немецкой горно-стрелковой дивизии с таким названием...
Для меня были в ту пору необычны переходы на столь дальние расстояния. И становилось немного не по себе — а ведь это было лишь начало нашего пути! На привалах пришлось знакомиться сразу с холодным ветром и палящим горным солнцем. А вот дети о. Сергия смело убегали вперёд метров на 500 и более - хорошо знали по предыдущему походу, что на этом участке дорога безопасна. С такой детской непосредственностью они и промчались мимо сурового Оштена.
Фоторепортером экспедиции была матушка. Ей мы, помимо остального, обязаны и фотоиллюстрациями к нашей статье. К вечеру, пройдя очередной перевал, мы добрались до турприюта «Фишт». Никогда не забуду, как вдалеке показались два бело-голубых домика с красными крышами — зрелище, в полноте выражающее слово «приют», теплый и надёжный для уставших в пути туристов. Расположившись на нём, мы познакомились и с его начальником, Сан Санычем, а о. Сергий пообещал нас познакомить также с интересным человеком, будущим нашим проводником в окрестностях Фишта, дядей Рафиком.
Когда Сан Саныч поинтересовался, с кем из инструкторов мы собираемся совершать восхождение на Фишт и батюшка ответил: «с дядей Рафиком», то в ответ последовали улыбка, выразительный жест рукой и слова: «Вы у него будете как у Христа за пазухой». Дядя Рафик, видный пожилой мужчина, настояший кавказец — интересный собеседник и один из лучших проводников по горам.
Два дня мы акклиматизировались на приюте у подножья Фишта — привыкали к разреженному высокогорному воздуху и жгучему солнцу — и при этом наслаждались красотами тамошней природы. В первое утро отправились сделать выход к малому леднику на ближнем склоне горы. Нас поражала и пышная растительность цветущих субальпийских лугов, и свежий воздух, и чистая вода ручьев и рек... Когда поднимались по леднику к отвесной стене Фишта, с верхней кромки соскользнули сам о. Сергий и два других удачливых снеголаза. Потом, увидев на расстоянии следы их скольжения вниз по льду, мы поразились: образовались буквы «I» и «X». Объяснять просшедшее не стали — так это всё казалось необыкновенным. Господь и в падениях не оставлял нас...
Незабываемым оказалось купание вместе с о. Сергием (это батюшка уговорил меня!) в истоке реки Белой. Войти в него полностью невозможно из-за ледяной воды — даже святые источники зимой теплее... Мы зашли по щиколотку, разговаривая о природе и о ребятах, встали на кулаки и отжались раза три (или больше?) против течения воды. Сотни игл вмиг пронзили нам руки, ноги и головы — казалось, что мы враз покрылись льдом. Даже кричать было невозможно. Сам стал не рад (а потом, напротив, рад), что довелось это испытать и запомнить: запах, вкус и холод воды, её прикосновение.
Вообще же странное чувство радости было от всего. Странное — потому, что видишь и впитываешь в себя необычность дивного и дикого края, где с непривычки многое шокирует, захватывает, иногда пугает: расстояния, высоты, необъятность пространств, холод воды, солнечный жар, ароматы трав и цветов. Радость — от принятия и преодоления всего этого не своими только, но общими усилиями и с памятью о Господе, заповедавшем нам «всегда радоваться» и дающем эту необычную, ярчайшую радость полноты бытия в красоте «мира горнего». Хотя он есть лишь слабый отблеск подлинного горнего мира...
В самом восхождении на Фишт участвовали только взрослые, детей оставили в лагере. Маршрут занял половину суток, с 7.30 утра до 19.30 вечера. Уже на выходе опасались ухудшения погоды. Первой интересной деталью нашего путешествия был красивейший пейзаж с подъема на Фишт-Оштеновский перевал: вид на массив Оштена, поросший зеленеющей и цветущей альпийской растительностью, и горная серна на скалах выше нашего пути. Пройдя «Красные скалы», мы вышли на небольшое плоскогорье, где в обилии попадались окаменелости обитателей древнего морского дна. Дальше перед нами предстали большой ледник и гребень горы Фишт, ведущий к её вершине. Начал срываться дождь, когда мы сели на обед перед подъемом; потребовалось надеть плащи-дождевики.
Ледник, по которому нам предстояло идти поначалу, был, как казалось, протяженностью около 200 метров, но расстояния в горах обманчивы. Нашу колонну возглавлял сам батюшка, в «кошках» и с ледорубом, которым вырубал ступени в снегу, а проводник двигался сбоку параллельно нам, обозревая всю группу и в нужные моменты давая нам необходимые указания. Погода ухудшалась всё больше, но дядя Рафик, в безрукавке, укрытый плёнкой, вел нас к вершине, не смущаясь порывистым ветром и усиливающимся дождём. Наши ноги были в постоянном напряжении из опасения соскользнуть по подмокшему снегу и льду.
Впереди показалась ещё группа из трёх туристов с хорошим снаряжением, поднимавшихся, как и мы, на гребень Фишта. До места, где они попались нам на глаза, мы сами затем добирались около часа — так затруднителен стал подъём. Преодолев-таки ледник, подошли к гребню и обернулись посмотреть на пройденный путь. А туда уже насел туман; в одном месте он раздвинулся и нашим взглядам открылось стадо горных серн, числом около десяти. Мы были изумлены самой мыслью о том, что столь грозные для людей места служат естественным обиталищем таких вот грациозных животных, легко одолевающих тяжкие для нас подъемы и кручи. Так же быстро, как появились, серны скрылись в туманной мгле.
Гребень, который вёл на вершину, вздымался высоко и был «ножевым» - узким и с крутыми обрывами в обе стороны. Забираясь всё выше по его скалам, под дождём и в холоде, молишься горячо — и чувствуешь поддержку... На последнем, самом трудном участке восхождения, к сильному дождю прибавились град и порывистый ветер, но мы уже видели вершину Фишта и не было в мыслях поворачивать вспять. Вот она уже рядом... И тут нашим глазам предстало то, что мы вовсе не ожидали увидеть: более чем двухметровой высоты православный крест, венчавший массив суровой горы.
Благоговение и трепет — вот наши чувства в тот момент. С ними мы и приложились - каждый, включая попутчиков по восхождению, - к величайшей христианской святыне, образу спасения и победы.
Спустя минуту все мы как один пели тропарь: «Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы православным христианом на супротивныя даруя и Твое сохраняя крестом Твоим жительство». Признаться, там и в такой обстановке — когда нас, насквозь промокших, хлестал ледяной град и почти сдувало ветром с вершины горы — эта молитва звучала по-особому, как нигде искренне, от всего сердца.
Мы смогли пробыть «на маковке» горы не более 3 минут - было такое впечатление, что Фишт просто хочет согнать с себя незванных гостей. Спуск по намокшим скалам был труднее подъёма. Вновь гребень, ледник... чувствуешь себя песчинкой среди враждебных громад. На спуске мы страховали, поддерживали друг друга, шли сплочённо. Уже сойдя с горы и добравшись до приюта, взглянули на покоренный нами великан — и он как бы усмехнулся нам, открыв на малое время свою макушку, прежде сплошь затянутую облаками.
Вечером, отогревшиеся и радостные, мы праздновали наше успешное восхождение. Еще через сутки отдыха покинули приют и разделились: отец Сергий с младшей дочерью должны были, вернувшись, ехать на машине через побережье в Дагомыс и встречать там остальных, которые направились пешими дальше, к Белореченскому перевалу и Бабукаулу. Дядя Рафик проводил нас до перевала. Путь на Бабукаул, известный у туристов как «весёлый спуск» (из-за постоянной крутизны влажного склона), пролегал среди туманного, почти доисторического леса, где вполне казалось уместным даже появление динозавра...
От Бабукаула нам удалось, не останавливаясь там, уехать попутным грузовиком. Увлекательна (и небезопасна) была эта езда по старой дороге, строенной, как рассказали, ещё пленными турками в XIX веке. В иных местах её пересекали ручьи, их приходилось переезжать, высадив людей из кузова, а кое-где вплотную к дороге подходила река. Уже глубоким вечером мы прибыли в Солохаул, где разместились в домиках на турбазе.
Следующим утром, после завтрака и сборов, направились в Крестовую пустынь. Тамошний несельник провёл нас по обители, рассказав об её истории, нынешней жизни и о её святынях, к которым мы приложились. Монастырь тогда отстраивался и был небольшим — в нём обитали только два монаха и послушник, сопровождавший нас.
Из Солохаула группа двинулась к морю, навстречу отцу Сергию. Там они должны были пробыть ещё неделю, лишь мне уже требовалось уезжать в Краснодар. Очень тёплым было наше прощание. Ведь за неделю, что мы пробыли вместе на лесных и горных тропах, среди скал и льдов, в рискованных порой вылазках, все участники похода сроднились между собой, стали близкими друг другу людьми».
Рассказ этот — замечательное свидетельство не только о том, «как горы сплотили людей» (подобных примеров немало), но и об основе нашего единения. Мы, соотечественники, собрались из разных мест страны, соединились, чтобы увидеть красоты одного из уникальнейших её уголков, сложить их в наши сердца, угнетаемые сумраком уродливой, обезбоженной «обычной жизни», более похожей на «сень смертную». Тем более мы - православные люди и хотим видеть друг друга подлинно, не на словах только, братьями и сестрами. А это возможно тогда, когда каждый раскрывает свою душу перед другими: в таких вот походах (где неизбежны риск и неожиданость — а значит, от людей требуется собранность, единение и крепость духа); в исповедании общей веры через совместную горячую молитву и прославление единых для нас святынь; в готовности не забывать тех, кого мы узнали и полюбили, а если возможно — снова видеться и радоваться встречам.
Сейчас отец Сергий Свирепов замышляет новую экспедицию на Кавказ. Мы, участники Екатерининского молодежного центра, очень желаем и молимся о том, чтобы она состоялась. Все знают, сколь замечательны встречи давних друзей! Пусть Господь вновь соберет нас, разделённых многими километрами родной земли, здесь, на Кубани, и подарит нам, как прежде, дни радости взаимного общения.

Рафаил Да Консейсао,
Диакон Георгий (Юрий) Темиров.
 


Комментарии


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.
2017 © Свято-Екатерининский Кафедральный Собор. Все права защищены.
Наш адрес: г. Краснодар, ул. Коммунаров, 52. Написать письмо | Engish version