Свято-Екатериниский Кафедральный Собор
 

События



 

Помощь Собору



Карта сайта

События

24.06.2013 Митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл: Самополагание себя, помощь людям,исполнение Евангелия - вот это в казачестве всегда было сильно!

В чем заключена роль казачества? Какими качествами должен обладать казак? Председатель Синодального Комитета по взаимодействию с казачеством, митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл ответил на вопросы посетителей сайта СИНФО


Ваше Высокопреосвященство, благословите! Меня как русского человека, который любит (в рамках Православия) свою страну и имеет патриотичные взгляды, заботит судьба нашего казачества. Поэтому не могу не спросить о современных перспективах данного сословия и о перспективах в отношениях с Православной Церковью в частности и о том, в каком виде эти отношения выражаются сейчас. Благодарю Вас за внимание.
(Владислав, г. Таллин)


"Здравствуйте, Владислав! Бог благословит!
Я неоднократно говорил о том, что казачество может принести немалую пользу государству и обществу. Сегодня очень много направлений, в которых оно будет полезным. Казачество может вместе с пожарными помогать тушить пожары, вместе с сотрудниками полиции охранять наши улицы, площади и парки, помогать в охране лесов, водоемов, помогать работе органов наркоконтроля. Поле деятельности обширно. Сегодня государству нужна помощь каждого гражданина. Но не каждый может взять на себя такую ответственность, не каждый захочет тратить своё личное, свободное время для подобной деятельности. А казаки хотят даже после своей работы выйти на улицу и патрулировать, — и в этом я вижу сегодня служение казачества. Это первое.
Второе. Православие всегда было для казаков внутренней духовной основой, поэтому сегодня, принимая присягу, они говорят: клянёмся служить вере православной, Отечеству и казачеству. Проводится очень серьезная работа по взаимодействию Церкви и казачества, тысячи священников окормляют каждое казачье общество. Но работа эта не может дать очень быстрого результата. Сегодня построены тысячи новых храмов, но не уменьшилось количество преступлений, существует множество других проблем. Конечно, если бы этих храмов не было, то преступлений было бы еще больше, но, тем не менее, остается еще очень много проблем в обществе. Все это говорит о том, что изменение — это очень длительный процесс, но работа Церкви с казачеством непременно даст результат. Особенно я наблюдаю это на примере кадетских казачьих корпусов.
Сегодня для нас принципиален содержательный аспект этого взаимодействия, поскольку казачий устав предполагает добровольное соработничество Церкви и казачества.
Соответственно, и цель такого соработничества заключается в создании условий для реализации в казачьей среде задач по организации процесса взаимодействия казачьих обществ с приходами Русской Православной Церкви, а также механизмов формирования пространства духовно-нравственной культуры в казачьих формированиях и станицах.
Задачу Русской Православной Церкви в отношении казачества Святейший Патриарх Кирилл сформулировал перед участниками Освященного Архиерейского Собора в феврале этого года: «Следует поддерживать инициативы казачьих организаций по охране храмов и святынь. Это будет способствовать и воцерковлению казаков. Необходимо консолидировать казачьи общины вокруг храмов, развивать разнообразные формы участия казаков в приходской жизни. Особое внимание должно быть уделено духовному просвещению казачьей молодежи, учащихся казачьих кадетских корпусов и гимназий».

Патриарх Кирилл, выступая в конце прошлого года на форуме ВРНС в Ставрополе, заявил, что власти должны предпринять всесторонние меры по поддержке русского населения на Северном Кавказе и стимулировать развитие института казачества как одного из важнейших гарантов безопасности в этом регионе. Патриарх тогда отметил, что отток славянского населения из северокавказских республик и даже из некоторых районов Ставрополья сегодня увеличивается. Владыка, а как Вы оцениваете сложившуюся ситуацию?.. Как складываются межнациональные отношения в регионе (допустим, конкретно на Ставрополье), и, главное, что делает казачество? Становится ли, стало ли оно действительно реальной общественной силой, позитивно влияющей на общую ситуацию в регионе? Спасибо.
(Сергей, г. Москва)

 

Здравствуйте, Сергей!
В этом вопросе поставлено сразу очень много проблем. Действительно, Святейший Патриарх Кирилл удивительно тонко уловил те ключевые моменты, те вопросы, которые нужно решать на Ставрополье. Святейший говорил в своем докладе, что русский народ является государствообразующим, и, чем лучше будет состояние русского населения, тем лучше будет остальным народностям, населяющим Россию. Действительно, это так. Главное внимание необходимо уделять подъему русского народа, подъему славянского населения, и именно этим занимается сейчас Ставропольская митрополия и епархии всего Кавказа.
Что же касается казачества, бывшего на грани уничтожения, тот факт, что оно поднялось, говорит о том, что у казачества есть будущее, что казачество будет играть значимую роль в России целом, тем более на окраинах России, на её южных рубежах, и конечно, на Ставрополье. Оно сейчас сильно здесь. Терское реестровое казачество насчитывает свыше 40 тысяч человек! Это серьезное количество. Радостно, что сейчас открывается множество казачьих классов, сегодня их уже около двухсот на территории Ставропольского края. Открыт казачий кадетский корпус. Священники регулярно посещают казачьи общества, участвуют в казачьих кругах, в других мероприятиях. Можно уверенно сказать, что сейчас казачество играет довольно серьезную роль в межнациональном диалоге. И чем более духовными станут казаки, чем больше, сильнее и крепче станут казачьи семьи с их казачьим духом и православной верой, тем, конечно, сильнее будет казачество и тем больше будет усиливаться межнациональное равновесие. Не противостояние, не попытка решать проблемы силой, а реальное соотношение сил, в первую очередь духовных: казаки – православной верой, кавказцы – своими традициями и своей верой. Для того чтобы решить множество проблем, нужно время, но и сейчас уже делается очень много и кавказскими епископами, и священнослужителями, и, конечно же, самими.

 
Владыка, каков, по Вашей оценке, уровень воцерковленности, духовно-нравственного просвещения современных казаков, казачьих атаманов? Какая здесь динамика? Накладывает ли причастность к казачьему «сословию» некую дополнительную ответственность на человека — в плане необходимости более глубокого приобщения к вере, к Церкви, к православным традициям? Насколько актуальна для казачества сейчас такая проблема, как «погоня» только за внешностью — отличительной формой, прочей атрибутикой, выделяющей казаков? Спасибо.
(Сергей, г. Москва)


Сергей, по опросам общественного мнения сложно понять степень воцерковленности и отношения к православной Вере, исполнения Таинств и посещения храмов. Невозможно посчитать людей, которые приходят в наши храмы. Постоянные прихожане составляют лишь небольшой процент, а, в целом, — воцерковленность людей сложно описать. А вот казаки практически все заявляют, что они православные люди. Это та платформа, то основание, на которое мы сегодня в Церкви строим свои отношения с казаками. Они не могут без священника провести свой круг, не могут принять присягу без креста, священника, Евангелия, присяга всегда совершается в храме. Всё это уже является отличительной чертой казачества от всего другого населения нашей страны. Если есть заявление об их принадлежности к православию, значит, безусловно, это говорит о том, что есть все основания для работы с казачеством, и оно постепенно воцерковляется. Сегодня более тысячи священников окормляют казаков и кадетские корпуса, и мы, безусловно, ведем мониторинг, просим, объясняем, приглашаем казаков к участию в Таинствах, и сегодня, хоть этот процент не очень высокий, но казаки участвуют в исповеди, причащении, в таинстве венчания. Мы проводили мониторинг участия казаков в таинствах, и пока цифра может кого-то разочаровать, но сегодня всего 40 процентов казачьих браков — венчанные. Много это или мало? Конечно, мало! Но, наверняка, в других семьях, не казачьих, еще меньше венчанных браков. Дорогу осилит идущий. Я очень надеюсь на то, что казачество будет меняться в лучшую сторону и постепенно все больше воцерковляться.

С праздником, Владыко! Благословите! Хочу спросить вот чем. Вы являетесь председателем Синодального комитета Русской Православной Церкви по взаимодействию с казачеством. Такая работа требует от пастыря глубокого понимания истории и психологии казачества, в особенности южнорусского. Насколько хорошо Вы с нм знакомы? Что связывало Вас с казачеством в мирской жизни? Насколько тяжело или легко Вас это послушание? Заранее благодарна.
(Ирина, г. Краснодар)


Здравствуйте, Ирина!Бог благословит!
Ирина, я не имел никакого отношения к казачеству до назначения меня на должность председателя Синодального комитета по взаимодействию с казачеством. Родился я на Урале, там тоже есть казаки, они входят в Оренбургское войско. Но в советское время, когда я рос, конечно, разговора о казачестве не было. По отцовской линии в семье у меня все предки были священнослужителями, по линии матери — простые крестьяне. Когда я стал священником, то также священствовал в Дивеево, в Нижегородской епархии. Это центральные губернии России, в которых казаков мало. Поэтому я никак не контактировал с казаками и многого не знал о них.
Насколько я сегодня проникся духом казачества? Мне кажется, что сегодня я знаю казачество достаточно хорошо по одной причине: все послушания в Церкви я стараюсь выполнять с полной самоотдачей. Сложно это или нет? Все послушания сложны. К примеру, есть отдел Церкви по работе с заключенными, отдел Церкви по работе с верующими военнослужащими, отдел Церкви по образованию и катехизации… Каждое послушание, если человек ответственно выполняет его, несет в себе огромную силу и огромную нагрузку. Эта нагрузка лежит и на мне. Может быть, она отличается тем, что с казачеством связана еще некая политика?... Есть такие горячие головы, которые начинают сепаратистские выпады, — это, конечно, отличительная черта работы с казачеством. Но я прямо и четко таких людей называю не казаками, а предателями. Отщепенцами, которые не признают Православную Церковь, которые являются язычниками или, например, сепаратистами. Я называю их просто: преступниками, которые хотят разрушить наше Отечество.
Казачество мне близко своим духом и самоотдачей, потому что я воспитывался в семье, в которой на первом месте всегда были слова из Евангелия: ищите прежде Царствия Небесного, и все остальное приложится вам. И это искание Царствия Небесного, самополагание себя для достижения его, для духовного совершенствования, для помощи другим людям, исполнение Евангелия — вот это в казачестве всегда было сильно! Когда они жизни свои отдавали, даже не раздумывая, когда никто не отказывался, ибо это было бы позором, его бы изгнали, и никто никогда больше не вспомнил о нем в казачьей станице. Вот это близко мне по своему внутреннему духу.
Я сегодня бываю и на больших международных конгрессах, где собираются казаки со всего мира, бываю на отдельных кругах казачьих войск, скажем, Донского, Кубанского, Терского… И, конечно, везде разные казаки. На мой взгляд, за эти годы я о казачестве узнал многое и успел его полюбить.

Благодарим пресс - службу СИНФО за предоставленный материал.


Комментарии


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.
2017 © Свято-Екатерининский Кафедральный Собор. Все права защищены.
Наш адрес: г. Краснодар, ул. Коммунаров, 52. Написать письмо | Engish version